« Сайт LatinoParaiso


Правила форума »

LP №344



Скачать

"Латинский Рай" - форум сайта латиноамериканской музыки, теленовелл и сериалов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Бразильские народные сказки

Сообщений 21 страница 37 из 37

21

Каипора

Один человек больше всего на свете любил охоту. С рассвета до заката пропадал он в лесу, в самых глухих уголках, сплетая из жердей ловушки для птиц, роя волчьи ямы, расставляя западни и капканы.
И вот как-то раз, когда он, взобравшись на самую верхушку дерева, подстерегал дичь, из чащи выскочило стадо кабанов. Охотник прицелился и метким выстрелом уложил сразу троих. Но в ту минуту, когда он, в восторге от своей удачи, стал слезать с дерева, издали послышался громкий свист. Охотник вздрогнул и замер на своем настиле из веток, испуганно вглядываясь в темную лесную глубину... Да, сомнений быть не могло: то приближался Каипора, главный леший окрестных лесов, – видно, желал взглянуть хозяйским глазом на свое кабанье стадо...
Все ближе и ближе слышался свист, и уже не только свист, а еще и топот копыт и треск валежника.
И вот наконец чаща раздвинулась, и охотник увидел Каипору. Он был маленький, жилистый, черный, как черт, мохнатый, как обезьяна, и ехал верхом на тощем черном кабане. В правой руке он держал длинную железную рогатину, а левая рука его и вовсе не была видна, как. впрочем, и весь левый бок – виден он был только наполовину, словно другая его половина растаяла в сонном, жарком, сыром воздухе леса. Вонзая острые пятки в бока поджарого кабана, он скакал по своей вотчине с гиканьем и свистом, протыкая рогатиной воздух, поднимая такой шум, что хоть святых вон выноси, и выкрикивая гнусавым голосом охотничий клич:
– Эге-ге! Эге-ге! Эге-ге!
Наткнувшись на убитых кабанов, распростертых на земле, он стал с силой тыкать в них своей рогатиной, приговаривая:
– Вставайте, вставайте, бездельники! Не время спать! И убитые кабаны вскочили как ни в чем не бывало и убежали ворча. Только последний, самый большой кабан никак не хотел вставать... Каипора пришел в бешенство: он тыкал непокорного с такой силой, колол с таким остервенением, что даже сломал один рог своей рогатины. Тут только большой кабан поднялся, словно нехотя, и, встряхнувшись, поскакал вслед за остальными. Каипора закричал ему вслед:
– Нежности какие! Ну погоди, я тебя проучу! Теперь из-за тебя придется завтра идти к кузнецу чинить рогатину !
И, пустив вскачь своего сухопарого кабана, Каипора умчался, оглашая чащу гнусавым криком:
– Эге-ге! Эге-ге! Эге-ге!
Долго еще сидел охотник на дереве. Когда ни крика, ни топота уже не было слышно и вокруг стояла полная тишина, он слез с дерева и не чуя под собою ног побежал домой.
На следующее утро, ранехонько, зашел он в гости к кузнецу. Ну, поговорили о том о сем, а тем временем солнце уже встало высоко на небе. Тут-то и постучался в двери кузницы невысокий кряжистый индеец в кожаной шляпе, нахлобученной на глаза. Вошел и говорит кузнецу:
– Добрый день, хозяин. Не можешь ли починить вот эту рогатину? Только поживей, а то я уж больно спешу...
– Эх, добрый человек, – отвечает кузнец, – поживей-то никак нельзя, потому как жар в горне раздувать некому. Мехи-то у меня с утра – как неживые.
А наш охотник как взглянул на индейца, так сразу признал в нем вчерашнего знакомого и подумал, что Каипора затем, верно, и переменил свое обличье, чтоб пойти к кузнецу чинить рогатину, которую сломал вчера о бока большого кабана. «Ну, погоди...» – подумал охотник и вскочил с места со словами:
– Я раздую горн, мастер.
– Нешто умеешь? – спросил кузнец.
– А попробую. Пожалуй, тут особой-то учености не требуется, – сказал охотник.
Кузнец разжег горн и велел охотнику взяться за мехи. Охотник приналег на мехи и стал раздувать, но только тихо так: р-раз – два-а; р-раз – два-а – три-и-и, – напевая в такт песенку:
Кто бродит по лесу,
Насмотрится чуда...
Индеец глядел-глядел, а потом подошел, оттолкнул охотника, да и говорит:
– Пусти-ка, ты не умеешь! Дай-ка я!
И как нажмет на мехи, да и пошел быстро-быстро: раз два – три; раз – два – три... А сам напевает:
Кто бродит по лесу,
Насмотрится чуда...
... Насмотрится чуда,
Но только об этом
Ни слова покуда!..
Тут наш охотник стал пятиться к двери, выскользнул тихонько на улицу, да и давай бог ноги! С тех пор он никогда уже не убивал кабанов и если что в лесу увидит, то уж держит язык за зубами.

0

22

Кайюрукре сотворили одних зверей, а каме – других, чтобы между ними шла борьба за жизнь

Вот что произошло после потопа, когда кайюрукре и каме пошли по горным тропам.
В первую же ночь своего путешествия кайюрукре развели огонь и из золы и угля сделали ягуаров и сказали им:
- Вы будете пожирать людей и лесных зверей!
И ягуары убежали.
Угля было очень мало, а потому тапиров они сделали из золы и сказали им: «Вы будете есть дичь!» Но слух у тапиров плохой; они не расслышали и спросили, что им есть. Кайюрукре, которые уже делали других зверей, сердито сказали:
- Вы будете есть листья и ветки деревьев!
На этот раз тапиры услышали и пошли путем-дорогою. Вот почему они питаются только листьями, веточками деревьев и плодами.
Следующему животному кайюрукре не успели приделать язык, зубы и когти: начался день, а днем кайюрукре не могли заниматься этим делом; и вот они поспешно вставили животным в рот тоненький прутик и сказали:
– Раз у вас нет языка, будете есть муравьев! Вот почему муравьед – животное несовершенное. На следующую ночь кайюрукре создали много других животных; создали они и пчел, которые дают людям мед.
А каме создали других зверей, чтобы между ними шла борьба за жизнь. Так появились на свет пумы, ядовитые змеи и осы, которые не дают меда.
Покончив с этим делом, кайюрукре и каме возвратились к каингангам.

0

23

Как Баира добыл стрелы

У Баиры не было стрел. Для того чтобы их добыть, он снял луб с дерева и сплел из него большую змею. Потом влез в лубяную кожу и поплыл под водой к заводи, над которой стояла малока другого племени. Женщины, находившиеся на берегу, увидали большую змею, закричали и стали звать мужчин. Мужчины пришли и принесли с собой луки и много стрел. И они забросали большую змею стрелами. Когда вся лубяная кожа была покрыта стрелами, а в руках у мужчин остались только пустые луки, Баира нырнул в глубину и поплыл домой. Выплыв на берег, он вышел из кожи большой змеи, выдернул из нее все стрелы и положил их просушиться на солнце. Его друг увидел стрелы, сушившиеся на солнце, и спросил Баиру, где он их достал.
Баира не хотел рассказывать, как ему удалось добыть стрелы. Друг настаивал. Баира сказал, что это очень опасно. Друг обещал, что никому не расскажет.
Баира сказал ему, что надо сплести из луба большую змею и плыть к заводи, где живет другое племя. Друг так и поступил. Влез в лубяную кожу и пустился вплавь. Женщины, увидев змею, закричали и позвали мужчин. Мужчины прибежали с луками и стрелами. Мужчин было много. Они забросали змею стрелами, сказавши: «Та ушла, но эта не уйдет, нет». Одна из стрел попала в голову другу Баиры и убила его. Тогда лучники вытащили змею на берег, разрезали кожу и увидели друга Баиры. Они разрубили его тело на куски и зажгли огонь под решеткой, чтоб поджарить его мясо.
Баира, видя, что друг не возвращается, отправился по суше к малоке другого племени. Подошел и попросил разрешения приблизиться. Ему разрешили. Баира спросил:
– Что вы жарите?
– Большую змею. Тот раз другая приплывала. Мы стреляли, стреляли, но она ушла. Теперь мы жарим эту.
Баира попросил у них мозг, печень, сердце и несколько косточек от черепа змеи. Они дали. Баира сделал маленькую корзинку, положил в нее все это и пошел домой. Там он дунул на сердце, мозг, печень и косточки от черепа своего друга. И кусочки мяса и косточки принялись стонать: О-о! О-о! О-о! И сразу же стал вырастать друг Баиры: сначала голова, потом плечи – и так до пояса. Но он не говорил и не двигался.
Тогда Баира рассердился и разбросал по лесу косточки и кусочки мяса, которые превратились в птиц – гокко, агами и других, а также в зверей – агути и оленей.

0

24

Как Луна появилась на небе

Сначала Луна жила на земле, и все знали ее под именем Капей. Это была такая бледная девушка, что казалось, будто она возникла из белых брызг водопада. Проводила она дни в чаще леса, зажигая огоньки светлячков, или на берегах озер, глядя на свое отражение в воде.
Люди звали ее Капей, но мало о ней знали. А между тем она пользовалась большим влиянием в царстве Природы. Поговаривали, что это она управляет морскими приливами и отливами, прорастанием семян, заставляет сверкать цветные камушки, распоряжается рождением людей и зверей. Индейцы всегда советовались с ней, как им рубить деревья и делать луки, засевать поля или забрасывать верши с берега реки. Знахари-чародеи тоже шли к ней в лесную чащу за советом, прежде чем дать выпить больному травяной настой или поведать людям о том, что должно с ними случиться, будь то плохое или же хорошее.
Эта тусклая жизнь в конце концов надоела Капей. А уж когда она рассердилась на одного чародея, жившего с ней по соседству, она очень опечалилась и решила покинуть людей, своих братьев в боге, и подняться на небо с надеждой на лучшую жизнь. А что хорошо задумано, то отлично сделано. И вот она начала срезать лианы, свисавшие с высоких деревьев. Затем она сплела их, вставляя палки через каждые две пяди так, что они образовали некое подобие ступенек, и получилась у нее огромная лестница, которая казалась бесконечной. Когда лестница была готова, Капей подошла к дуплистому дереву и кликнула птицу; птица эта днем сидела в дупле, а ночью охотилась за насекомыми, которыми она питалась.
– Кумушка совушка, окажи мне услугу! – сказала Капей.
Капей попросила сову подняться к небесным вратам и укрепить там конец лестницы. Сова была птицей услужливой и согласилась исполнить просьбу Капей. И вот Капей поднялась в голубой простор, даже не отдыхая на больших золотистых облаках, которые встречались ей на пути.
А очутившись на небе, Капей указала каждой звезде – своей дочери – ее место на небесах; теперь Капей освещает в ночном мраке путь своим братьям, идущим по дорогам земли.

0

25

Как люди украли огонь

В древние времена племя каваиб сушило пищу на солнце. Огня не было. И вот вождь племени каваиб, умный и ловкий Баира, отправился в лес, чтобы совершить «проделку». А «проделкой» назывался у индейцев каваиб такой хитрый поступок, из которого племя извлекало какой-либо полезный урок и узнавало что-либо новое.
Баира зарылся в муравейник и притворился мертвым. Прилетела мясная муха, увидела мертвое тело и поспешила рассказать о находке черному грифу урубу. Урубу был хозяином огня и носил его всегда с собой – прямо под крылом, говорят. Выслушав муху, урубу спустился на землю вместе со всей семьей: женой и детьми. Урубу был в те времена не просто хищной птицей – он был совсем как человек. Говорят, у него даже были руки. Слетев на землю, урубу сделал из жердей решетку для жаренья мяса, положил под нее огонь и велел сыновьям стеречь. Сыновья стали стеречь огонь, но вдруг увидали, что мертвец пошевелился. Сказали урубу. Однако урубу решил, что сыновьям показалось, и велел им поскорее зарядить свои детские луки маленькими стрелками и перебить всех мясных мух вокруг мертвого тела. А тем временем огонь под решеткой хорошо разгорелся, и тут Баира разом вскочил, схватил огонь и побежал. Урубу вместе со всей семьей бросился в погоню за вором. Баира спрятался в дупло дерева. Урубу вместе со всей семьей влез в дупло следом за Баирой. Баира выскочил с другой стороны и опрометью побежал сквозь густую бамбуковую рощу.
Урубу не догнал его. Баира пересек рощу и вышел на берег широкой-широкой реки. Люди племени каваиб – его племени – ожидали Баиру на другом берегу. Много людей ожидало Баиру, очень много. Баира подумал: как же донести до них огонь, который он украл у черного урубу?
Он позвал водяную змею, положил огонь ей на спину и послал ее на тот берег, к своим людям. Водяная змея – очень шустрая, и она сразу же помчалась стрелой. Однако на середине реки она спеклась и умерла. Баира взял камбито, длинную палку с крючковатым концом – такие палки были в большом ходу у его племени, – и подогнал огонь к своему берегу. Потом он посылал на тот берег других змей, но все они, доплыв до середины реки, умирали: ни одна не вынесла жаркого груза огня. И Баира каждый раз ловил огонь своим камбито и подгонял к берегу. Потом он поймал рака и положил огонь ему на спину. Рак доплыл до середины реки, но не выдержал жаркого груза огня и умер печеный, совсем красный. Баира снова подогнал огонь к своему берегу. Потом поймал краба и положил огонь ему на спину. Краб доплыл до середины реки, но спекся и умер, сделавшись таким же красным, как прежде рак. Баира подогнал огонь к своему берегу и положил его на спину водяной курочке. Водяная курочка – очень быстрая, и она скоро доплыла до середины реки, но спеклась и умерла. Тогда Баира поймал большую жабу куруру. Жаба поскакала и – прыг-скок – добралась до другого берега, где ожидало племя каваиб. Но она так устала, что была уж совсем полумертвая, и никак ей было не выскочить на землю. Тогда люди племени каваиб взяли камбито и подогнали жабу к берегу. И сняли огонь у нее со спины и отнесли в свою малоку – большой дом, в котором жило все племя.
А Баира стоял на другом берегу и думал, как ему поскорее переплыть такую широкую реку. Но Баира был тоже – чародей: он велел реке сжаться, сделал большой прыжок, перепрыгнул ее и пошел к своим людям.
Так племя каваиб получило огонь и с этого дня стало жарить рыбу и дичь на решетке.

0

26

Как мбойгуасу пристрастилась пожирать падаль

Тело каждого животного наливается соком той пищи, которой оно питается.Молоко молодой коровы, которая щиплет только цветы клевера, – пахнет свежестью; кабану, который ест мясо, не хватит и двадцати алкейре маниоки, чтобы отбить его запах; и даже кровь унылой цапли и хитрого ибиса пахнет рыбой. То же происходит и с человеком, хоть это и не зависит от того, что он ест: в его глазах отражается его душа. Человек с ясными глазами красив и великодушен, но будь осторожен с тем, у кого глаза красные, будь вдвойне осторожен с тем, у кого глаза желтые, и берегись того, у кого они пятнистые или тусклые!..
[Алкейре – старинная мера сыпучих тел и жидкостей, равная 13,8 л.]
Все сказанное относится и к мбойгуасу, которая сожрала столько глаз.
Все глаза – а сколько, сколько их было! – все глаза, которые сожрала огромная змея, отражали свет луча заходящего солнца, которое они видели в последний раз перед тем, как для них наступила вечная ночь... И эти глаза – а сколько же, сколько же их было! – с капелькой света были проглочены змеей; сначала их была горсточка, потом кучка, потом множество, потом целая гора...
А так как у мбойгуасу не было шкуры, как, например, у вола, ни чешуи, как, например, у золотой макрели, ни перьев, как, например, у страуса, ни панциря, как у броненосца, ни толстой кожи, как у тапира, – тело ее было совсем, совсем прозрачным и светилось тысячами тысяч огоньков: то были частички глаз, сохранившие капельку света. И случилось так, что в конце концов мбойгуасу превратилась в свет, в огонь без пламени, в голубовато-желтоватый, холодный и печальный луч, образуемый глазами, которые она проглотила, когда они еще светились...
Мбойгуасу превратилась в свет, и потому-то люди, которые теперь видели змею в другом обличье, не узнавали ее. Люди не узнавали ее и, думая, что это другая, совсем другая змея, стали называть ее бойтата, огненная змея бойтата.
И частенько голодная бойтата заползала на фермы. Тогда-то и пел лесной разведчик – птица теу-теу. И люди с изумлением и любопытством смотрели на огромное прозрачное тело змеи бойтаты, огненной змеи, длина которой превышала три ласо и которая тускло светилась в траве... И люди начинали плакать. Они плакали, теряясь перед лицом опасности, и слезы их сверкали так же ярко или даже еще ярче, чем глаза, а бойтата мечтала сожрать живые глаза людей, потому что мертвые глаза стали вызывать у нее отвращение...
[Ласо – мера длины равная 15- 25 м.]
Но, как уже было сказано, в темноте был виден лишь тусклый свет, исходивший от тела бойтаты, и это о ее приближении предупреждала своей песней теу-теу всю землю, окутанную ночною мглой.
Время шло – бойтата умерла, умерла от слабости, потому что глаза, которые она проглотила, наполнили ее утробу, но не питали ее: не может дать питания свет глаз, которые очутились в утробе, когда еще были живыми...
В ярости раскачивалась змея в куче падали, над тронутыми тлением телами, над их изуродованными останками, над распущенными волосами, над разбросанными там и сям скелетами, и вот тело ее рассыпалось в прах, как превращается в прах любое земное существо.
И случилось так, что свет, пребывавший в ней, освободился с ее смертью.
И тут произошло то, что должно было произойти: наконец-то солнце появилось снова!
Да, оно появилось, но появилось не внезапно. Прежде всего когда оно показалось, туман стал рассеиваться и появились звезды, которые затем растворялись в красном небе; потом оно становилось все светлее и светлее, и вдруг где-то вдали появилась полоска яркого света... затем – световая вспышка... и вот встало, встало солнце, оно достигло зенита и стало клониться к закату, как прежде, и на этот раз оно навсегда поделило поровну время дня и время ночи.
Все смертные жители земли собрались у истоков своей жизни, чтобы родиться заново, и только свет, исходящий от бойтаты, остался одиноким и никогда не слился с возродившимся светом.
Свет, исходящий от бойтаты, навсегда остался мрачным, и в тех местах, где больше падали, он наиболее тусклый. А зимой, парализованный холодом, он не появляется и спит, а может быть, прячется.
Но весной, когда становится жарко, для него наступает трудное время.
Бойтата, свернувшаяся спиралью, клубком, – бойтата, огненная змея! – начинает катиться по полям, по равнинам, по горам до тех пор, пока не наступит ночь!..
Это желтовато-голубоватый огонь, который не сжигает сухую сорную траву!.. Не согревает родниковую воду, – он скручивается, извивается, несется, делает прыжки, падает, лопается и гаснет... и снова появляется как раз тогда, когда этого меньше всего ожидаешь, и снова начинается все сначала!
Проклятый! Сгинь!
Тот, кто увидит бойтату, может ослепнуть... Если ты наткнешься на нее, у тебя есть только два средства, чтобы спастись: или спокойно стоять на месте, зажмурившись и затаив дыхание, до тех пор пока она не уползет восвояси; или же, если ты едешь на лошади, раскрути лассо, набрось на нее и волоки ее за собой!
Бойтата появляется с железным кольцом на шее, но внезапно, катаясь в сорной траве, она срывает с себя кольцо и ползет, разбрасывая светящиеся искорки, чтобы снова исчезнуть и снова где-то ползать при помощи легкого ветерка.
Благоразумный пастух! Гони свое стадо подальше от тех лугов, где гнездится бойтата: обильное пастбище может стать бедой для тебя...
Я сам это видел!

0

27

Как появилась пальма пашиуба


Примечания: Легенда, бытующая среди индейцев-йауна, населяющих берега реки Анапорис

Когда-то давным-давно из страны Солнца, возникающего из бескрайнего водного пространства, пришел мальчик; он пел так чудесно, что со всех концов стали стекаться люди, чтобы послушать и посмотреть на него. Звали мальчика Миломаки.
Но кому доводилось услышать его песни, возвратившись домой, умирали, стоило им съесть какую-нибудь рыбу. Тогда родственники погибших схватили Миломаки. К тому времени он уже стал юношей. Развели они огромный костер, чтобы сжечь его как колдуна, умертвившего их близких.
Однако Миломаки до последней минуты продолжал петь свои прекрасные песни, а когда языки пламени объяли его тело, он пропел:
- И вот я умираю, мой сын, я покидаю этот мир...
Тело Миломаки напряглось, приняв весь жар пламени, но все звучал его чудесный голос:
- И вот исчезает тело мое, теперь я мертв...
И тело его превратилось в пепел. Он умер, поглощенный пламенем. Но душа Миломаки воспарила на небо. И случилось так, что в тот же день из праха его вырос продолговатый зеленый росток, увеличивающийся не но дням, а по часам. Он тянулся все выше и выше и чуть ли не на следующий день превратился в высокое дерево. Так появилась первая пальма пашиуба. Раньше таких пальм не было. Из дерева пашиубы люди начали изготовлять большие флейты, воспроизводившие прекрасные мелодии песен, которые пел в былые времена Миломаки.
Даже в наши дни, когда в сельве созревают фрукты, мужчины всегда играют на флейте, танцуя и соблюдая воздержание, в память о Миломаки, давшем жизнь фруктовым деревьям. Однако женщины и дети не должны смотреть на эти флейты, – иначе им суждено умереть.

0

28

Как появились звезды

Как-то раз – а было то в стародавние времена – женщины пошли в лес собирать маис, но собрали всего лишь небольшую горсточку зерен. Печальные, они вернулись в деревню.
Через несколько дней, взяв с собою одного из мальчиков, они снова пошли в лес, и на этот раз нашли много маиса. И тут же стали толочь, чтобы замесить хлеб для мужчин, которые скоро должны были вернуться с охоты.
Но мальчик украл много маисовых зерен и, чтоб женщины не видали, насыпал в сосуды из бамбука, которые для того и принес.
И он вернулся в свою хижину, и высыпал маис, и отдал старухе со словами:
– Женщины остались в лесу, они месят хлеб. Замеси хлеб для меня, бабушка; я хочу съесть его и угостить других мальчиков.
Старуха исполнила его просьбу, и, когда хлеб был готов, мальчики съели его. И тогда они отрезали старухе руки и язык, чтобы она не могла рассказать о краже. И они отрезали язык ручному попугаю с яркими перьями и выпустили на волю всех ручных птиц, какие только были в деревне.
Но они боялись гнева своих отцов и матерей и потому решили бежать на небо. И вот они вышли из деревни, отправились в лес и стали звать колибри пьоддудду. Когда птица прилетела, они всунули ей в клюв конец толстой веревки, а другой конец привязали к лапе. И они сказали птице:
– Лети и привяжи конец веревки, что у тебя в клюве, к лиане здесь, на земле, а тот конец, что у тебя в лапе, – к дереву там, на небе. И выбери самое толстое дерево из всех, что растут в небесном лесу.
Птица сделала как они просили. И тогда мальчики стали один за другим подыматься по лиане, как по лестнице, и узлы лианы служили им вместо ступеней. А когда лиана кончилась, мальчики повисли на веревке, которую птица привязала к последнему узлу.
Тем временем матери вернулись в деревню и, не найдя сыновей, спросили у старухи и у попугая:
– Где наши сыновья? Где сыновья?
Но ни старуха, ни попугай не отвечали.
Одна из женщин взглянула в сторону леса и увидала веревку, конец которой терялся в тучах, и на веревке – длинную вереницу детей, взбиравшихся на небо.
Женщина позвала других, и все побежали в лес и стали громко звать сыновей и ласково просить, чтоб те спустились назад, на землю. Но сыновья не захотели слушать и продолжали взбираться все выше и выше. Тогда матери принялись плакать и сетовать и, плача, умоляли сыновей вернуться, чтобы снова счастливо зажить с ними вместе. Но сыновья оставались глухи к мольбам и, напротив, стали взбираться еще быстрее.
И тогда женщины, видя, что просить бесполезно, сами принялись взбираться вверх по лиане, а когда лиана кончилась, стали взбираться по веревке, чтоб поскорее догнать сыновей.
Мальчик, укравший маис, подымался последним и потому последним достиг неба. Вступив на небо, он глянул вниз и увидал на веревке длинную вереницу женщин. Тогда он обрезал веревку, и женщины попадали на землю кто куда и обратились в разных животных и диких зверей.
А злые дети, в наказание за свою жестокость, осуждены с той поры ночи напролет смотреть на землю и каждую ночь вновь и вновь видеть то, что произошло с их матерями. Глаза этих злых детей и есть звезды.

0

29

Как появились плоды

В древности, когда мир только еще зарождался, мы были похожи на животных и даже ели, как и они, траву, щавель, зеленые побеги кустарника, ползучие растения. Люди сажали кусты и собирали с них свежие листочки. А больше ничего не было: ни плодов, ни цветов, ни маниоки – в общем, ничего из того, что мы едим сегодня, не было и в помине. Порой разве только ветер, да и то из злого озорства, приносил на землю обольстительный и аппетитный запах фруктов. Всем, кто чувствовал его, сразу же нестерпимо хотелось отведать неведомое яство. Некоторые, как безумные, бежали на этот соблазнительный аромат. А лукавый ветер был переменчив и обманывал людей. И никому так и не удавалось узнать, откуда исходит этот сладостный дух. Порой казалось, вот он уже здесь, близко – ан нет, возьмет и потянет им совсем с другой стороны.
Не только людей дразнил этот одурманивающий аромат, но и животных, у них тоже слюнки текли.
Сказывают, что в те времена в лесу рос съедобный кустарник, и какой-то зверек постоянно объедал с него зелень.
Хозяин кустов решил выследить вора.
И вот как-то ранним утром увидал он крысу гуабиру, она пробралась в самую гущу кустов и принялась объедать их. Тут хозяин подкрался к воровке и ловко схватил ее – в ту же минуту аппетитный запах ударил ему в нос.
– Так это ты обгладываешь мои кусты? – сердито спросил хозяин. – Вот убью тебя, чтоб неповадно было разорять чужие посадки.
А запах, упоительный запах, стал еще сильнее. И человек решил сменить гнев на милость и предложил:
– Слушай, если ты откроешь мне, где растет дерево, плоды которого ты ешь, убивать тебя я не стану. И ты сможешь приходить на мой участок, когда захочешь.
Тогда, говорят, крыса ответила:
– Ладно! Пойдем к реке. Там на берегу растет огромное дерево с чудесными плодами.
Пришли они к водопаду Уаракаоури, что на Алто-Буопе, и гуабиру сказала:
– Видишь большое дерево? Оно все сплошь усыпано вкуснейшими плодами, но отведать их могут только обезьяны акутипуру. Вот упавший плод – попробуй надкуси его. Ну как, понял теперь, что крадут у нас эти обезьяны?
Бросился тогда тот человек домой и рассказал всем людям про удивительное дерево.
И решили люди срубить его, пока акутипуру не пожрали все плоды.
Когда топоры уже застучали по стволу, послышался гневный голос Уанскена, хозяина дерева:
– Какой глупец разгласил, что плоды съедобны? Они ведь еще не созрели. Остановитесь! Я должен знать, кто посмел это сделать!
Спустился он с дерева и нашел на земле шелуху от маниоки, а на ней увидел следы от зубов обезьян акутипуру.
И сказал:
– А! Так это вы совсем потеряли ко мне уважение! Ну что ж, спали вы на вершине дерева, а проснуться придется у его корней.
Быстро вложил он стрелу в духовую трубку и отыскал в гуще листвы акутипуру.
Светила луна, и светло было как днем.
Уанскен прицелился в ветку, и вскоре прикорнувший на ней зверек свалился вниз. Камень, на который он упал, ушел под землю.
Тогда Уанскен сказал:
– Какой же ты глупец, что испортил плоды, ведь в назначенное время их получили бы все. Ну, да делать нечего. И вам, и людям, как видно, придется поголодать, вот тогда и поймете, как вы сами себя наказали.
И исчез.
На рассвете собрались люди под деревом и до самого восхода луны ждали, пока оно упадет. В середине водопада Уаракапури до сих нор виден огромный камень. Говорят, это остатки того самого дерева. Когда наконец оно упало, все кинулись собирать маниоку, колосья, маис, бобы. Набросились и птицы на плоды разных пальм и орехи. Растащили всевозможные фрукты, бобы – все, что могли подцепить, и животные. Последним, говорят, приплелся тапир, ему достались только плоды остролиста, но он и их утащил.
Вот как прадедушка акутипуру навредил нам всем и лишил добрых урожаев.
Если бы не он, у нас всегда были бы в изобилии отборные плоды и фрукты.
Ведь они должны были дозреть, а уж тогда щедрый Уанскен подарил бы их людям и нам не пришлось бы в поте лица работать, расчищать вырубки, сажать растения.
Но вмешался акутипуру, и плоды, которые мы могли бы в должное время получить спелыми и сладкими, оказались зелеными и кислыми.
Так была предопределена наша судьба и положено начало тяжкому труду людей на земле.

0

30

Как расселились индейцы каинганги, кайюрукре и каме

До потопа жили-были индейцы кайюрукре, каме, каинганги и курутоны. Куру тоны были рабами каингангов.
Когда начался потоп, все они пытались спастись на вершине Горы, но обессилели и утонули. Но курутонам, которые были рабами каингангов, все-таки удалось спастись и найти пристанище на ветвях деревьев. А кайюрукре и каме утонули, и души их переселились в сердце Горы.
Каинганги же, сидя на верхушках пальм, уже готовились к смерти, но внезапно они услышали пение саракур, которые летели, неся в клювах корзинки с землей; землю они бросали в воду, и вода мало-помалу стала убывать. Каинганги кричали саракурам, чтобы те поторапливались, и саракуры попросили уток помочь им. И таким образом они создали плоскогорье на вершине Горы.
Когда же потоп прекратился, каинганги так и остались на плоскогорье.
Курутонам они приказали найти корзинки и тыквы, которые они оставили внизу еще до наводнения. Курутоны отправились в дорогу. Но они были лентяями и вовсе не желали снова взбираться на Гору; так они там, внизу, и остались и никогда больше не вернулись к каингангам. Вот поэтому мы, индейцы племени каингангов, встречаясь с ними, берем их в плен как бежавших рабов.
Что же касается кайюрукре и каме, чьи души переселились в сердце Горы, то они спустя некоторое время начали прокладывать себе пути, и с огромным трудом им все-таки удалось выйти на две стороны. С той стороны, на которую вышли кайюрукре, земля была ровной, камней на ней не было, и благодаря этому кайюрукре удалось сохранить маленькие ступни. С той же стороны, на которую вышли каме, земля была каменистой, и их разбитые ноги сильно распухли в пути; поэтому ступни у каме большие.
В конце концов все индейские племена встретились на огромной равнине, и дети их стали вступать в браки. Прежде всего сыновья кайюрукре женились на дочерях каме, а сыновья каме на дочерях кайюрукре; но так как мужчин из обоих племен было больше, то они женились и на дочерях каингангов. И таким образом кайюрукре, каинганги и каме породнились и стали друзьями.
Когда же мы встречаемся с другими племенами, те затевают с нами ссоры. Вот потому мы и живем в лесу порознь.

0

31

Кибунго и мальчик с мешком перьев

Жил-был мальчик, который ставил в лесу силки на птиц с той поры, как стал входить в разум. У каждой пойманной птички он вырывал по два пера - одно из крыла, другое из хвоста - и складывал их в мешок. Долго ли, коротко ли, но набрался у него целый мешок перьев. Отец и мать спрашивали его:
- Сынок, на что тебе столько перьев?
- Пусть себе лежат, они мне пригодятся,- отвечал мальчик.
Однажды семья мальчика собралась ловить рыбу на дальнюю реку. Все в доме ещё накануне начали готовиться в дорогу: кто стряпал, кто проверял крючки и верши, кто чинил сети. Один мальчик ничего не делал. Когда пришло время отправляться в путь, он взял свой мешок с перьями и закинул его за спину. Отец спросил его:
- Сынок, зачем тебе этот мешок?
- Он мне пригодится, отец.
Когда они добрались до места, все опустили свою ношу на землю, только мальчик не выпускал своего мешка из рук. Наконец все было готово, и началась рыбная ловля. Кто-то сказал:
- Знаете, а здесь водится кибунго...
- Вот ещё! Ничего подобного...- отвечали ему.
Так они препирались, водится там кибунго или нет, - как вдруг издалека, из лесу, донесся ужасный рев. Все страшно перепугались.
- Ой, да это же кибунго!
- Я ведь вам говорил!
- Что с нами будет?
- Все пропало, не видать нам родного дома, съест нас кибунго!
Когда все кинулись бежать, мальчик сказал:
- Послушайте меня. Никуда бежать не надо, спокойно стойте на месте и держите крепче улов.
Потом он выстроил всех в ряд, и каждому дал по два птичьих пера - одно из крыла, другое из хвоста, и велел:
- Перо из крыла возьмите в зубы, а перо из хвоста суньте под мышку.
Раздав всем перья, он встряхнул мешок, оставшиеся два пера взял себе и встал в ряд последним. И тут появился злобно ревущий огромный кибунго. Он уже протянул свои страшные лапы к отцу мальчика, который стоял первым в ряду, но мальчик вдруг запел:
- Не смей отца моего хватать,
Не то тебе несдобровать.
Кибунго зарычал и протянул лапу к матери мальчика, но мальчик запел:
- Не смей мать мою хватать,
Не то тебе несдобровать.
Так кибунго прошел вдоль всего ряда, но никого из родных мальчика не тронул, потому что стоило ему изготовиться, как мальчик запевал свою песню. А как только кибунго проходил мимо, у каждого вырастали крылья. Когда кибунго дошёл до мальчика, тот тоже одно перо взял в зубы, а другое сунул под мышку, и у него выросли крылья. И тогда все они взмахнули своими крыльями: фр-р-р-р! - и полетели домой. А как только прилетели и сели во дворе перевести дух, то заговорили:
- Ну всё, теперь кибунго уж не явится! Пора заняться уловом.
Мальчик тут говорит:
- Придёт кибунго, придёт.
Призадумались тут все, как бы им покончить с проклятым кибунго. Мальчик и говорит:
- Давайте выроем глубокую-глубокую яму перед дверью и воткнем в нее колья. Потом сделаем пугало и посадим возле ямы. Кибунго кинется на него и свалится в яму на колья. Тут-то мы его и прикончим.
Сказано - сделано. Выкопали яму, воткнули туда колья, прикрыли её ветками и банановыми листьями, а сверху землей присыпали. Потом соединили накрест две палки, обрядили их в штаны и рубаху, а затем и шляпу приспособили. Когда всё было готово, они спрятались.
Скоро послышался рёв кибунго, потом он и сам появился, увидел человека у порога, кинулся на него и свалился на колья. Тут все: мужчины, женщины, дети - бросились на него, кто с дубьем, кто с ножом, кто с серпом, и в мгновение ока прикончили кибунго. Ну и ликование же было потом: не страшен больше им был кибунго, лови себе рыбу, где хочешь! А уж как мальчика хвалили! Ведь он не только спас их из лап кибунго, но и подсказал, как с ним покончить.

0

32

Кибунго и собака

Жила-была собака, и каждый раз, как она приносила щенят, кибунго съедал их. И вот, когда у неё снова появились дети, она решила во что бы то ни стало спасти их от кибунго. Она вырыла нору, спрятала туда щенят, а сама надела юбку и ожерелье и села возле норы. Кибунго пришёл, но не узнал собаку в юбке, испугался и пошёл прочь. Встретил он черепаху и спросил её:
Где собака, отвечай
Мне ответ сейчас же дай
Коль обманешь ты меня,
То пеняй уж на себя!
Черепаха ответила:
- Да не знаю я, где она, кибунго.
Тут пролетала бабочка. Кибунго задал ей тот же вопрос и получил такой же ответ. Пробегал мимо кролик, и его спросил кибунго. Кролик возьми да скажи:
- Как, ты не узнал собаку в юбке и с ожерельем на шее? Кибунго помчался за собакой, а собака за кроликом. Гонялись они друг за другом и забежали в город. Тут люди убили кибунго, а собака поймала кролика.
Была сказка да вышла, авось, другая придёт, нам небылиц наплетёт.

0

33

Кибунго и сынок Жанжан

Когда-то давным-давно у кибунго была жена, и было у них много детей, но кибунго их всех съел. Но самого маленького, младшего сынка жена кибунго спрятала, чтобы отец его не съел. Звали его Жанжан. И велела мать Жанжану не выходить ни в коем случае, если из лесу придет отец и будет звать его грубым голосом, а откликаться только на ее тонкий голосок. Однажды кибунго вернулся домой очень голодный: и в лесу не поймал ни одного зверя, и в городе не схватил ни одного ребенка, а дома не было никакой еды, кроме его маленького сынка. И вот слабым от голода голосом кибунго позвал:
Выходи, сынок, сюда,
Для тебя тут есть еда!
Жанжан подумал, что это мать пришла из города и принесла ему сластей, и вышел. Кибунго схватил его, и бедняжка Жанжан заплакал:
Так и мама говорила:
Тебя кибунго съест постылый...
Так и мама говорила:
Тебя кибунго съест постылый...
Съел кибунго и последнего сына, а жена его умерла с горя. Вот потому и нет у кибунго ни жены, ни детей.

0

34

Кибунго и человек

Жил когда-то человек, и было у него трое сыновей. Пошёл он как-то раз на работу, а детей и жену оставил дома. Откуда ни возьмись, появился кибунго и заревел:
Чей это дом?
Кто живёт в нём?
Женщина ему и отвечает:
Живём тут впятером:
Дети, муж и я,
Одна семья,-
Вот чей это дом.
Кибунго обрадовался:
Какой хороший дом,
Всех сейчас сожрём,
Я давно не ел,
Даже похудел.
Заплакала женщина:
Ax, не ешь ты нас, пощади!
Смилуйся над нами, погоди!
Но кибунго проглотил троих детей и хотел уже было приняться за женщину, как вошёл её муж с ружьём. Кибунго очень испугался ружья, кинулся искать заднюю дверь и не нашёл: ведь в домах у негров не бывает второй двери. Тут кибунго завыл:
Проклятый дом,
Одна дверь в нём.
Куда податься?
Как спасаться?
Муж бросился на кибунго и убил его, а потом вытащил у него из брюха своих детей, целых и невредимых, и стали муж с женой жить-поживать, детей растить и миловать.
Вот и сказка улетела, да нам что за дело: птичка нам еще десяток спела.

0

35

Колдунья

Жила когда-то женщина, которая очень дружила со своей соседкой. В один прекрасный день послала она к соседке сына за угольями для очага. Когда мальчик пришёл к соседке, он увидел, что у неё на огне стоит огромная кастрюля с кашей. Он был очень любопытный ребёнок и сказал себе:
- Надо же! Ведь соседка живёт одна, зачем ей столько каши?
Он спрятался в кусты и притаился. Через некоторое время соседка сняла кастрюлю с огня, подошла к банановой пальме, нарвала листьев, разложила их по полу своей кухни и вывалила на них кастрюлю с кашей. Потом она вся затряслась и рассыпалась на куски. У неё отвалились руки, ноги, глаза, уши, голова. И все эти куски стали поедать кашу. Мальчик страшно испугался и в ужасе бросился бежать, крича:
- Мама, помоги! Я видел, как рука, нога нашей соседки отвалились и ели кашу!
Колдунья в один миг опять стала целой и помчалась за мальчиком. Когда она была уже совсем близко, мальчик влез на дерево. Колдунья крикнула.
- Дерево, вниз!
И дерево стало уменьшаться. Когда колдунья уже почти дотягивалась до мальчика, он крикнул:
- Дерево, вверх!
И дерево снова стало расти, расти... Так они и перекрикивались: "Дерево, вверх!" - "Дерево, вниз!" Когда колдунья поняла, что ничего у неё не выходит, она позвала на помощь жабу. Огромная жаба обхватила дерево изо всех сил и сказала:
- Как жаба, толстым становись, к земле мальчишку ты приблизь!
Дерево начало становиться толще и ниже. Когда мальчик увидел, что вот-вот окажется на земле, он крикнул:
- Дерево, вверх!
И дерево стало худеть и расти. Колдунья позвала змею. Змея приползла, обвилась вокруг дерева и сказала:
- Как змейка, тонким становись, к земле поближе ты нагнись!
Дерево стало тоненьким и гнулось под тяжестью мальчика к земле. Он опять крикнул:
- Дерево, вверх!
Так и шло, дерево то толстело, то худело. Колдунья позвала ящерицу. Ящерица провела хвостом по дереву и сказала:
- Дерево, дерево, вались, спускай мальчишку вниз! И там, где ящерица провела хвостом, на дереве появился надрез, который становился всё глубже. Дерево уже чуть не падало, когда мать мальчика услышала шум и крики и вместе с соседями побежала посмотреть, что происходит.
Когда они прибежали и поняли, что там творится, они убили палкой жабу, змею и ящерицу.
Колдунья убежала, и в тех краях её больше никто не видел.

0

36

Корабль «Катаринета»

О корабле «Катаринета»
Послушайте рассказ:
Ужасная история
Ждет, сеньоры, вас...
Он к чужеземным берегам
Уж больше года плыл:
Припасы вышли; голод всем
Погибелью грозил.
Мочили и жевали кожу:
Не разжевать – жестка!
И все свирепей мучил голод
И смерть была близка.
Тогда решили кинуть жребий:
Кто будет умерщвлен –
На капитана корабля
Пал – о несчастье! – он...
«Взберись скорей, впередсмотрящий,
На мачту корабля:
Вдруг виден берег португальский,
Испанская земля?»
«Не вижу, капитан, не вижу,
Не разгляжу никак!
Лишь вижу: целят тебе в сердце
Семь обнаженных шпаг!»
«Взберись повыше, на грот-мачту:
С грот-мачты корабля
Вдруг виден берег португальский,
Испанская земля?»
«О радость, капитан! Видны мне
С грот-мачты корабля
Знакомый берег португальский,
Испанская земля!
И там красивый дом я вижу,
При нем цветущий сад;
Средь апельсиновых дерев
Три девушки сидят:
Одна прядет, другая шьет,
Прекраснейшая слезы льет...»
«Ты видишь дочерей моих...
Коль их смогу обнять,
Готов прекраснейшую дочь
Тебе я в жены дать,
И злата столько дам за ней –
Тебе не сосчитать!»
«Твой труд был тяжек, капитан,
Я злата не возьму!»
«Тогда дам белого коня,
Нет равного ему!»
«Мне конь не нужен, капитан,
Его мне не взнуздать!»
"Возьми мою «Катаринету»,
Чтоб капитаном стать!"
«Увы, я, капитан, не знаю,
Как ею управлять...»
«Какая ж для тебя, скажи мне,
Награда хороша?»
«Мне лишь одна нужна награда –
Нужна твоя душа!»
«Отыди, демон, искушеньем
Меня не побороть!
Вручаю мою душу богу
И океану – плоть!»
Тут ангелом он был подхвачен
На белые крыла,
Исчез, в прах обратившись, демон,
И прояснилась мгла...
Но, встретив риф, «Катаринета»
В ту ночь ко дну пошла.

0

37

Король, больной от любви

Как-то раз старик негр со своей старухой нашли на улице маленькую девочку, очень беленькую и хорошенькую. Они подобрали ее, взяли к себе домой и растили с любовью. Но они боялись, как бы у них не отобрали малышку, и потому всегда запирали ее в комнате без окон, и девочка никогда не видела белого света, не знала даже, что такое день и что такое ночь. Прошли годы, и девочка превратилась в девушку. И вот однажды, оставшись дома одна, она поставила стул на стол, влезла на него, разобрала несколько черепиц крыши и выглянула наружу. И так ей понравился белый свет, что она не знала, куда деваться от счастья.
А надо вам сказать, что старики негры жили поблизости от королевского сада. Девушка выбралась на крышу и спустилась в сад. И так и замерла от восторга, когда увидела цветы: такая красота ей и во сне не снилась. Она сорвала несколько роз и через дыру в крыше вернулась к себе в комнату. Когда старики пришли домой, они сказали:
- У нас розами как будто пахнет, внученька...
- Да тебе кажется, бабуля...
С тех пор каждый раз, как старики уходили из дому, она через крышу выбиралась в сад. И вот однажды она встретила короля, и он спросил, кто она такая, где живет и что здесь делает. Девушка не хотела, чтобы он знал, кто она такая и где живет, и потому выдумала что-то и сказала, будто гуляет здесь. Королю она очень понравилась, и он долго с ней разговаривал. И с той поры они встречались каждый день. В конце концов она поняла, что скоро у нее будет ребенок. В один прекрасный день она спустилась в сад и увидела, что король задремал, поджидая ее. Тогда она потихоньку сняла у него с шеи золотой орден, отрезала кусок полы от его кафтана и ушла.
Сына она родила у себя в комнате. Когда старуха негритянка услышала, как малыш плачет, она сказала:
- У нас как будто младенец плачет, внученька...
- Да тебе кажется, бабуля...
Больше в сад она не ходила. А король так тосковал по ней, что даже занемог, и никакие врачи не могли его вылечить. Когда девушка узнала об этом - ведь старики негры толковали между собой о болезни короля,- она положила в корзинку сына, королевский орден и кусок кафтана, улучила минутку и вышла из дому. Корзину она поставила на голову и напевала на ходу:
- Купите цветочки у бедной простушки, помогут они от любовной присушки...
Она шла-шла, дошла до королевского дворца, и тут ей велели войти. Она поднялась во дворец, поставила корзинку на стол и сказала:
- Ой, я же забыла дверь запереть. Я сейчас сбегаю домой, а вы уж поберегите мою корзинку.
И она исчезла. Ее ждали-ждали, а потом взяли да открыли корзинку. И увидели королевские прислужники малыша, да такого пухленького да хорошенького, что тут же побежали в королевскую опочивальню и показали свою находку. А когда увидел король малыша и медаль и кусок своего кафтана, он сразу же понял, что это его сын. И во мгновение ока королю полегчало, и велел он объявить по всему своему королевству:
- Вижу плод, но не вижу дерева.
Тому, кто отгадает эту загадку, король посулил щедрую награду, и потому во дворец собралось много народу, и каждый предлагал свою разгадку, но никто не угодил королю. Тем временем девушка узнала о королевском приказе, и когда уже никто не мог ничего придумать, она сказала старику негру:
- Дедушка, ты пойди во дворец, попроси, чтобы тебя допустили к королю и скажи: “Вижу дерево, но не вижу плода”.
Старик пошел во дворец и сделал все, как велела ему внучка. Король страшно обрадовался и спросил негра:
- Кто тебя научил сказать так? Старик очень испугался, но сказал королю, что это внучка его научила.
- Так вот, завтра утром приведи ее сюда, не то я прикажу казнить тебя.
Старик шел домой и плакал, он думал, что дорогой его внученьке грозит беда. И он сказал ей:
- Вот что вышло из твоей затеи, внучка. Ты мне велела сходить к королю и сказать те слова, а теперь он хочет, чтобы я отвел тебя во дворец. А ты ведь никогда не выходила из дому, ничего не видела, и ничего не знаешь...
- Никакой беды со мной не стрясется, дедушка. Я пойду к королю.
И на следующий день спозаранку она, веселая и довольная, отправилась со стариком во дворец. Король, как увидел ее, так сказал:
- Вижу дерево и вижу плод.
Он взял ее за руку и сказал своим придворным:
- Она будет моей женой.
Тут же в церкви сделали оглашение и обвенчали их, а потом устроили пир на весь мир.
И я там был, король гостинцев мне надарил, да я блюдо разбил и все сласти уронил.

0